Главная | Разговор патологоанатома с родственниками умершего

Разговор патологоанатома с родственниками умершего

Разговор патологоанатома с родственниками умершего


Трупы, клетки, родственники: патологоанатом из Сыктывкара рассказал о своей работе

Если делаем вскрытие, то в присутствии лечащего врача умершего. Извлекаем из тела весь органокомплекс и изучаем органы — перед этим мы уже знаем примерный диагноз. Расхождения с ним встречаются очень редко. После вскрытия пишем протокол и формулируем патологоанатомический диагноз.

То же самое касается и исследования биологического материала. И то, таких случаев — примерно десять в год по всей области.

Удивительно, но факт! Над каждым телом ставится небольшой столик, на который укладываются органы, извлечённые из тела.

Есть три категории расхождения диагнозов. Первая связана с объективными причинами, например, отсутствие необходимого оборудования или нетипичное протекание болезни.

Вторая из-за субъективных причин — недостаточная квалификация врача или неверная расшифровка лабораторных исследований, но даже несмотря на эти причины, больной бы погиб.

Удивительно, но факт! И то сам процесс, а не люди.

И третья — врач поставил не тот диагноз и назначил неправильное лечение, что затем привело к смерти. Если и встречаются расхождения диагнозов, то в основном первой категории. Случаев, когда пациент умер из-за неверного лечения и неправильного диагноза по вине лечащего врача, в моей практике не встречалось. Бывают сложные случаи, связанные в нашей работе с формулировкой диагноза.

Иногда думаешь над этим долго, причём не только на работе, но и дома. Разговор должен удовлетворять обе стороны: Особенно затруднительно объяснить причины расхождения диагнозов, случаи медицинских ошибок, необходимости в ряде случае сохранения медицинской тайны.

Удивительно, но факт! В патологоанатомической службе просто защитить диссертацию, и вообще это очень плодотворное место для занятий наукой.

Только терпеливая и доброжелательная беседа, высокая эрудиция прозектора могут успокоить родственников. Если у прозектора не создалось окончательного мнения о причине смерти и он ожидает результатов дополнительных исследований, следует пригласить. Все российские патологоанатомы мирового значения справедливо подчеркивали и подчеркивают, что все разъяснения относительно окончательного диагноза и причины смерти родственник должен получать только у врача-патологоанатома.

При возникновении вопросов лечащий врач в деликатной форме переадресовывает родственников прозектору. Конфликты обычно возникают, когда клиницист, вышедший из секционного зала, дает объяснения близким, а патологоанатом выдает свидетельство о смерти с другой причиной.

В возрасте от 3 до 5 лет дети не считают смерть необратимым явлением и думают, что умерший вернётся.

Удивительно, но факт! Наоборот, горжусь, ведь я занимаюсь интересным и полезным делом.

Между 6 и 9 годами дети постепенно начинают осознавать необратимость смерти, а мысли у них могут быть связаны с привидениями. Подростки эмоционально уязвимы и переносят утрату особенно тяжело. Дети по-особенному реагируют на потерю родителей. Существует несколько ситуаций, которые могут повлиять на ребёнка: Когда оставшийся родитель находится в глубокой печали. Ребёнок не понимает, что произошло, потому что ему этого чётко не объяснили.

Изменение места жительства и школы.

Конечно, мы пытаемся найти взаимосвязь болезни и его образа жизни. Но это не всегда удается. Как справляетесь со стрессами? Лишь бы все досконально успеть просмотреть. Это единственное, что немного сказывается. Люди считают патологоанатомов самыми циничными врачами. А нам к кому циничность проявлять? Выступаете ли вы в роли психолога? Мы пытаемся объяснить родственникам, что то, что случилось — цепь событий, которая связана с тяжёлым заболеванием или какими-то причинами, которые к этому привели.

Циниками мы не становимся, но взглянуть на проблему со стороны пытаемся, чтобы лишний раз через себя всё это не пропускать. Иначе никаких сил не хватит. Но если мы не будем спокойны, то мы не сможем правильно ставить диагноз.

В первую очередь мы думаем о живых, и прежде чем что-то сделать, думаем. И, конечно, нужно контролировать себя и свои эмоции. Патологоанатом — всегда оптимист. Конечно, мы всегда думаем о худшем, но в целом патологоанатом зарождает зерно надежды и всегда предлагает какие-то варианты.

Чтобы не происходило выгорания, нужно ходить в отпуск, общаться с друзьями, а ещё не останавливаться на достигнутом. Существуют разные сообщества, мы общаемся и с врачами других специальностей.

Еще по теме Тема занятия. ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПАТОЛОГОАНАТОМИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ:

Надо всегда знать, что она придёт, и тогда страшно не будет. Смерть — это естественное прекращение жизни.

Удивительно, но факт! Пожилые люди, переживающие потерю близкого человека.

Но привыкнуть к смерти все равно нельзя. В такие моменты я думаю о том, как переживают их родственники, и переживаю вместе с ними. Очень впечатляют артхаусные картины датского режиссера Ларса фон Триера. Его фильмы меня действительно расслабляют, заставляют о многом задуматься, вжиться в роль героев. Они свойственны обывателю, когда тот говорит или думает об этой профессии.

Удивительно, но факт! В возрасте от 3 до 5 лет дети не считают смерть необратимым явлением и думают, что умерший вернётся.

Для патологоанатома тело умершего — материал исследования. И удовольствие от работы заключается не в том, чтобы покопаться в органах, а в том, чтобы изучить течение болезни от появления и до конечного результата. В крупных многопрофильных больницах подобные наблюдения подлежат разбору лишь на ЛКК и на отделенческих клинико-анатомических конференциях. В тех случаях, когда ятрогенное заболевание со смертельными осложнениями впервые выявлено лишь во время патологоанатомического вскрытия, целесообразно оформлять предварительное медицинское свидетельство о смерти, которое и выдается родственникам умершего на руки, причем в пункте 8 свидетельства прозектор в качестве причины смерти указывает заболевание, трактуемое при жизни как основное.

Эта нозологическая единица обычно звучит в заключительном клиническом диагнозе, о ее проявлениях и осложнениях близкие больного информируются лечащим врачом.

Патологоанатому не следует вводить родственников умершего в курс своих гипотез о сущности выявленной ятрогенной патологии и ее роли в наступлении смерти.

Это не касается, конечно, тех случаев, когда родственники уже знали от клиницистов о развитии ятрогении. После установления окончательного патологоанатомического диагноза прозектор выписывает новое врачебное свидетельство о смерти — взамен предварительного см.



Читайте также:

  • Увольнение по сокращению штата предпенсионный возраст